Freedom to art или разреши себе творить

Сейчас в публичное пространство выкладывается очень много результатов творчества. Нам важно внимание, похвала, признание. Вот только что чаще всего публикуется? Возьмем к примеру рисование. Это мейнстрим, многие учатся, занимаются им сейчас. Делится ли кто-то своими первыми каляками-маляками? Теми, которые из головы, от души, порывом? Смешными, детскими? Кстати, рисует ли их кто-то? Наверное, рисуют. Но прячут и никому не показывают. Это же «неправильно». А вдруг не поймут, не оценят, посмеются… Другое дело нарисованный под копирку по видео-уроку скетч. Ими заполнены инстаграмы. Сотни одинаковых картинок. Их не страшно выкладывать. Ведь ты все сделала по инструкции и у тебя даже получилось. “Вау, молодец!” – обязательно напишут друзья. И это правда красиво, и требует труда, и приносит радость. Ни в коем случае не хочу обесценивать такое творчество. Только одно меня смущает. Есть ли в таких работах хоть капля автора? Его личности, души?

А можно по-другому. Можно творить, рисовать свободно. Так, как идет, порывом. И делиться этим. И в этом огромная смелость, а главное – принятие себя, своего творчества как отражения себя и позволения себе творить по-настоящему то, что хочется и просится. Именно этим ценен для меня опыт Ани Смоляровой – журналистки, исследовательницы, блогера, свободной художницы.

Читать

365 шагов к себе <br> или один проект, который не появился в блоге

Так случилось, что в завершении 2017 года я оказалась в больнице. Мне делали операцию. Событие это было для меня неожиданным и неординарным. В больнице я не лежала никогда, а уж слово “операция” казалось мне чем-то совершенно ужасающим и угрожающим моему существованию.

В те несколько дней, когда я госпитализировалась, ждала операцию и отходила после нее, о том, что со мной и где я, знали только муж, родители и пара близких подруг. Потом потихоньку узнавали друзья и знакомые, мне прилетали волнительные сообщения – как я, все ли в порядке, как больничка и не скучно ли мне там. Я отвечала, что со мной все нормально. Но на самом деле я не могла бы вместить ни в одно сообщение искренний ответ на то, как я ощущала себя в те дни.

Читать

Художественно-арт-терапевтический курс <br> “Акварель моей души”

– Я хочу учиться рисовать акварелью, но копировать за преподавателем один и тот же кексик кажется как-то скучно…

– Мне очень нравится использовать акварель для самовыражения, выплеска эмоций, но хочется овладеть навыками обращения с материалом, лучше его чувствовать и управлять им, хочется, чтобы мои работы были более профессиональные…

– Я умею рисовать по роликам из ютуба, но мне хочется почувствовать больше свободы и найти смелость создавать что-то своё…

Если что-то из этого про вас, то у нас для вас радостная новость.

Мы – арт-терапевт Мария Оборотова и художник Анастасья Стежка – придумали акварельный арт-терапевтический курс “Акварель моей души”.

На курсе вы будете учиться рисовать акварелью не совсем обычно и привычно.

Читать

Нечто большее
Фото Татьяна Сафронова

Я осторожна с категоричными психологами и помогающими практиками. У которых есть черное и белое, которые охотно выдают ярлыки на основе проективных методик и тестов.

Я не слишком доверяю всезнающим психологам и помогающим практикам. Которые забывают: “чем больше я знаю, тем больше я не знаю”.

Я предпочитаю не работать с теми, кто с первой встречи готов уверено диагностировать “по учебнику” – в чем проблема у человека, куда и к чему его следует “привести”.

И наконец могу сформулировать – почему. Читать

ЧТО СКРЫВАЕТ ПРОКРАСТИНАЦИЯ <br> ИЛИ ПОЧЕМУ JUST DO IT НЕ РАБОТАЕТ

В моем ежедневнике нет свободного места. Задачи, идеи, планы расталкивая друг друга столпились, заполнив все отведённые им строчки. Каждая из них расписана по блок-схеме Барбары Шер – от крупной цели до микро-шагов. Ключевые выделены ярким цветом – они в фокусе. Они – то, что сильно повлияет на развитие моего проекта. Я знаю – сделать это – шагнуть далеко вперед.

Я нахожу себя за просмотром сериала Развод. Вечер, два, неделю. Все серии Секса в большом городе. Бесконечный Великолепный век….

Стоп… Что происходит?

Читать

Кино нашей жизни

Кино и я

Моя мама когда-то мечтала стать режиссером. Одним из наших любимых времяпровождений в мои школьные годы был просмотр фильмов. И мы не просто их смотрели. И не просто переживали, любит ли Хуан Луис Санта Марию. Мы обсуждали игру актеров, работу оператора, свет и звук в кадре, диалоги, сюжетную линию. Говорили мы, конечно, и о поступках героев – кто прав, кто виноват, и что делали бы мы в такой ситуации.  В маленьком городке в бедные напряженные 90-е кино было для меня волшебным окном в мир, учителем и проводником в неизвестные места и в будущие “взрослые” проблемы. Лет в 14 я заявила, что хочу быть оператором. Удержала меня от этого шага только перспектива таскать на себе тяжелую технику.

В трудные моменты моей жизни я спасалась фильмами. В месяцы депрессии я устраивала кинотерапию многократным просмотром “Отпуска по обмену”. В дни одиночества сидела в кинотеатре на фильме “Мои черничные ночи” и искала ответы на свои вопросы вместе с героиней. А утонув одновременно еще с десятками и сотнями людей в дождливом петербургском “Питер FM”, я кожей ощутила приход другой – моей – эпохи.

Читать